Чугуев. Историческая справка




Главная На стр. История Чугуева Чугуев: прошлое и настоящее Новости Чугуевский район Контакты


Старинные фотографии сегодня.

Интерес современных людей к раритетным фотографиям понятен и объясняется сразу несколькими причинами.

Мало, что волнует человечество больше, чем вопрос о его будущем. С великой тягой познать неведомое предстоящее может соперничать лишь интерес к прошлому. Что происходило на планете задолго до нашего появления? Как жили люди, как одевались, что думали? Это интересно уже потому, что позволяет сравнить настоящий день с тем далёким временем, затянутым дымкой прошедших лет и почувствовать разницу, оценить в полной мере величину прогресса.
Старинные фотографии в гораздо большей степени достоверности могут поведать нам все детали, чем картины, в которые большинство художников невольно привносили флёр идеализма, приукрашивая действительность. Или же изображения на этих фото подтверждают достоверность того, что уже существует в нашем воображении, созданное на основе материалов из литературы и изобразительного искусства. И это позволяет с новой силой пережить и прочувствовать некогда обретённые эмоции...

Согласно позднему «Экстракту о слободских полках» (1734), Чугуевский острог (деревянная крепость) построен по приказанию царя Михаила Фёдоровича за один сезон — в 1638 году;
согласно выражению 17 века, поселение, огородившись, таким образом стало городом.…
(Википедия)


Чугуев. Редкие исторические фото. Интересные факты.

● Фотогалерея современного Чугуева-1

● Фотогалерея современного Чугуева-2

Две жены подполковника.

В канцелярию харьковского полицейского надзирателя города Чугуева на днях явилась прихавшая из Москвы дама с просьбой разыскать её мужа, живущего где-то вблизи Чугуева. Назвалась эта дама женой подполковника Фольберта. Полицию заявление г-жи Фольберг крайние удивило, так как подполковник Фольберг, умерший в прошлом году, оставил после смерти вдову, которая всё время живет в Чугуеве и получает пенсию. Немедленно была приглашена вдова подполковника Фольберга. Обе дамы представили полиции удостовереня в том, что они — жены подполковника Фольберга, первый брак которого былъ совершен вМоскве. Затем, как выяснилось, подполковник Фольберг разошелся с женой и, не получив развода, вторично женился в Екатеринбурге. Первая жена безвыездно жила в Москве и только теперь узнала, что муж её проживал близ Чугуева. Каждая из вдов покойнаго Фольберга настаивает на своем праве получать пенсию после смерти мужа.
Газета "Московская копейка" 22 іюня 1914 года.



Увеличить

Николай Павлович Требезов - выпускник Чугуевского юнкерского училища. Один из основоположников пожарного дела в России, герой-спасатель, изобретатель, новатор, рационализатор, создатель дисциплины "Пожарная тактика", автор множества книг и статей по пожарному делу. По его учебникам готовили пожарных специалистов до 50-х годов XX столетия.


История Железнодорожной станции Чугуев.

- в декабре 1895 года акционерное общество Юго-Восточных железных дорог добилось разрешения на сооружение линии Балашов - Купянск - Харьков-Балашовский и ветки Купянск – Лисичанск. Завершено строительство ст..Чугуев.
code/Highslide JS
Чугуев, железнодорожный вокзал. 1912 год
Увеличить
- 1941 30 октября советскими войсками был оставлен город.
- 1943 года Весной 84-й железнодорожный батальон, получил задачу восстановить Купянский узел и участок от Купянска на Чугуев.
- 1959 построено и сдано в эксплуатацию нынешнее здание вокзала.
- 1963-1970 гг. на участке Купянск - Основа укладываются вторые пути.
- 1971-1972 гг. пороводится электрификация этого участка. На станции стыкования постоянного и переменного токов Граково, станциях Чугуев, Шевченково-Южное и Зеленый Колодезь сооружаются тяговые подстанции. Чугуев был сдан в эксплуатацию в октябре 1972.
-начало 90-х запущено диспетчерское управление БП 50 км (Дачи) и БП 57 км (Малиновка) До этого там были дежурные.
- 1999-2000 гг. косметический ремонт ст.Чугуев.
- 2000 г (приблизительно)обвал потолка в бывшем буфете (кафе фобос) по сей день не восстановлено.
- 2001-2002 гг. запуск поезда повышенной комфортности Лосево – Граково.
- 2005 г. начались рейсы рельсового автобуса серии 620М по маршрутам Харьков - Тополи и Харьков - Радьковские Пески.
- лето 2006 готовится план реконструкции ст. Чугуева


Чугуев, 1900-е годы.
Двое вольноопределяющихся 30-го драгунского Ингерманландского полка и двое штатских, (не считая собак).
Чугуевские пацаны со служащими здесь солдатиками 100 лет назад
Публикуется впервые, как и большинство старинных фото здесь.
code/Highslide JS
Увеличить
code/Highslide JS
Увеличить


Случай на царском смотру в Чугуеве.

(рассказ эмигранта)
В 1890 г. пришлось мне слышать от Эстандарт-юнкера С-ва этот рассказ из его семейной хроники. Стало известно, что летом приедет в Чугуев Император Николай Павлович и будет смотреть там собранные войска. Кирасиры и легкая кавалерия стали усиленно готовиться к смотру. Командир полка послал всем офицерам, проживающим по своим деревням и имениям приказ немедленно прибыть в полк без всяких отговорок.

Младшие офицеры большее время числились в отпуску, мало интересовались и службой и жалованием и не спрашивали, кто его получает, а когда бывали в полку, посылали своих денщиков узнать сколько нужно доплатить, а если, что получить, то пусть они возьмут себе, и служили из-за чести и мундира. Но тут делать было нечего и пришлось ехать в полк заняться службой и готовиться к смотру. Занятия производились усиленно, но без вреда для конского состава, т. к., «тела» играли самую важную роль и еще после войны 77 года кавалерия водила лошадей на плац в поводу, не садясь на них — «для сбережения коней». И при мне еще бывало, что когда зимой младший офицер просил устроить езду старослужащим, эскадронный командир с неудовольствием говорил: «Какая там езда, и так два раза в день на водопой ездят». Лошади были выезжены слабо, а собственные офицерские, тем более, да и сами офицеры садились на них редко поручая проезжать вестовым.

Но вот приближалось время смотра, занятия пелись все усиленнее, и, начальство все высшее и высшее производило смотры, делало своя замечания и указания и смотрело в том порядке, как всегда производились смотры.
Наконец наступил и день Высочайшего смотра. Кирасиры стояли в линии взводных колон. Все ожидали, что полк построит развернутый строй и пройдет мимо Императора Николая Павловича церемониальным маршем.
Но вдруг последовал сигнал: «Рысью». Полк двинулся вперед, и неожиданно был подан сигнал: «Артиллерии на позиции» и «в карьер». По этому сигналу каждое орудие должно было пройти в интервалы между эскадронами и, став на позицию, открыть огонь и поддержать атаку кавалерии.
Шт.-Ротм. С. был перед первым взводом, его лошадь, испугавшись, услышав шум и грохот артиллерии, бросилась вперед, он с ней не справился и она примкнула к орудийной запряжке, к тому же его шпора зацепилась за ремень шпоры ездового, а тяжелая кирасирская лошадь но могла скакать наравне с ездовыми. При всем старании освободить свою ногу, это ему не удавалось.

Вот приближаются они к месту, где стоит Император, который, конечно, обратит внимание на скачущего среди артиллеристов, кирасира. Тогда, обладая большим ростом, грузным сложением и громовым голосом Шт.-Ротм. С. командует: «Батарея стой».
Батарея, и все остановились, не доходя до Государя. Пыль покрывает всю батарею, кирасир освобождает свою ногу, и скрытый пылью, спешит к своему месту* Государь гневно спрашивает: «Кто осмелился скомандовать СТОЙ, когда я подал команду — Карьер?»
Командир батарея докладывает, что он не командовал, стараются узнать, кто командовал, но это не удается.

Тогда Государь строго приказывает: «разыскать».
Делать было нечего и Шт.-Ротм. С. предстал пред Государем, который ему сказал: «Как ты осмелился командовать: «батарея стой. — когда я велел идти ей — в карьер?»
Шт.-Рост- С. подробно доложил, как он не спра вился со своей лошадью я как зацепился за ездового артиллериста, и как его лошадь не могла скакать наравне с артиллерийской, и что ему неминуемо пришлось бы упасть я быть раздавленным пушкою. Вероятно он испуганно и комично выглядел.
Император улыбаясь, милостиво сказал: «Ну и дурак, зачем же ты становился перед 1-м взводом, становись перед 2-м — поезжай на свое место». Смотр продолжался дальше и благополучно окончился.
После смотра Шт.-ротм. С. написал рапорт об отставке и подал К-ру полка. Тот был очень удивлен и сказал ему: «Вы теперь лично известны Государю, у вас может быть впереди карьера и при том, я не могу принять ваш рапорт. Если Государь меня спросит, почему вы хотите оставить службу Его Величества — я же не могу сказать, что вы обиделись? — Вот что, поезжайте, после смотра, к себе в деревню и сидите там тихо и смирно, я вас требовать в полк не стану, а отставку возьмите обратно».

Таким образом, дед или прадед Эстандарт-юнкера С. уехал к себе в деревню и только через некоторое время ушел в отставку. С. Пожаров.



Повар Иван Степанович

(рассказ эмигранта о Чугуевском юнкерском училище)
В дореформенное время кормили нас в училище хорошо. Пища была вкусная и обильная. Обязаны мы были этим заведовавшему довольствием, подполковнику Козьякову и артисту своего дела, повару Ивану Степанычу.


На кухне было два повара. Старый, Иван Степаныч — ему было 66 лет от роду — и молодой, Гришка — 62 лет.
Иван Степаныч, высокого роста, весь в белом, лысый, с длинными запорожскими усами; на его орлином носу неуклюже, как-то боком, примостилось пенсне. Гришка росту был малого, всегда грязный, а вся голова его была покрыта неопределенного цвета щетиной. Трудно было сказать: то ли он не совсем еще поседел и кое-где остались еще темные волосы, то ли он совершенно седой, но уголь и сажа окончательно поселились в его волосах. Вернее — последнее. Иван Степаныч был словоохотлив, говорил вычурно, причем немилосердно коверкал русский язык; так например, вместо слова „вкусно», он говорил — „искусно». Гришка изъяснялся больше междометиями, а если и произносил какую-либо фразу, то тотчас отворачивался, конфузливо прятался за печку и начинал рыться в угле. Собственно, поваром он не был, он топил печку, выносил помои и т. п.

Работали они вместе около 30 лет и постоянно между собой враждовали, причем Иван Степаныч не упускал случая упрекнуть Гришку в «молодости». Упадет какой-нибудь предмет со стола, Иван Степаныч кричит: — Эй ты! Молодой — мог бы и поднять. Мне, ведь, старому, трудно!.. — И «молодой» Гришка, кряхтя, сгибается в три погибели, лезет под стол и, тяжело вздыхая, находит и подает упавший предмет.
Или: — Гришка, сбегай на пекарню, принеси хлеба, а то, кажется, не хватит! — Гришка ворчит что то под нос.
— Не понимаю... Молодой человек, а такой ленивый. Ну, что тебе стоит пробежаться: — И Гришка, еле волоча ноги, «бежит» на пекарню. Дежурство по кухне — обязанность даже приятная. Во-первых, не идешь на лекции, а во- вторых, на кухне всегда можно полакомиться. Последнее, впрочем, зависит от того, понравитесь ли вы повару. Все зависит от вашего умения завоевать его симпатию, хотя это не так уж трудно.
Когда вы приходите на кухню, то прежде всего говорите: — Здравствуйте, Иван Степаныч! Иван Степаныч, поверх пенсне, измеряет вас глазом с головы до ног и отвичает: — Здравствуйте, здравствуйте, барин! — значит дело ваше хорошо. Но если он ответит вам один раз — здравствуйте, и принимается за работу — ваши шансы слабы.
Но вы не унываете. Вы свысока поворачиваете голову к Гришке и презрительно бросаете ему: — Здорово, Гришка! — а потом, меняя тон, ласково спрашиваете: — как здоровье, Иван Степаныч?
И Иван Степанович понемногу начинает таять, жалуется на поясницу, на старость и т. д.
Тут вы переходите в наступление.
Вы спрашиваете его: — Правда ли, Иван Степаныч, что вы были крепостным у писателя Квитко-Основьяненка?
Это его слабое место, и он — окончательно побежден. Тотчас начинается давно известное повествование о том, как он был крепостным, как получил волю, и пошел... и пошел... Тут уж его не остановишь.
Потом понемногу он переходит в менторский тон и начинает вас учить, как нужно принимать продукты, как нужно смотреть, чтобы вас не надул подрядчик, как нужно присматривать за Гришкой, чтобы тот не крал уголь и проч. Наконец говорит: — А теперь я вам покажу, как нужно подходить с рапортом. Боже вас сохрани, делать при этом удивленное лицо: можете испортить все дело. Наоборот, вы просите его: — пожалуйста, пожалуйста, Иван Степанович! — И Иван Степанович — показывает.
—Гришка! Дай сюда кусок угля! Да, скорей! Фу ты! Человек молодой, а копается, как старая баба.
Иван Степаныч берет уголь и кладет его на середину кухни.
— Вот, барин, этот уголь, он вас уратует.
Вы в недоумении.
— А вот я вам сейчас изъясню... Как ротный командир войдут, так вы не спишите. Потому, им значит пара в очки вдает и они зараз остановлятся и очки начнут протирать. А вы стойте, аж поки они очки не наденут. А вже как наденут очки, то вы тогда идите и прямо ставайте на уголь, и вам как раз будет три шага, бо иначе, если подойдете ближе, так они сердятся и говорят — что вы, в атаку на меня лизете, что ли; а если станете дальше, так они сейчас руку до уха и шумлят — не слышу, что вы за версту стали — о! А тут будет как раз три шага, а опрочь того, вы как отрапортуете, так сейчас делайте шаг у лево и раскладка будет вам вся видать. От так! — И Иван Степаныч с медвежьей грацией показывает вам, как нужно сделать шаг «у лево».
Вы, разумеется, благодарите Ивана Степаныча, потом садитесь за стол и раскрываете учебники с благим намерением что-либо подучить.
Не тут то было. Иван Степаныч увлекается и под аккомпанемент ножа рассказывает вам всю историю училища, в котором он провел уже около 30 лет. Сначала тут была школа кантонистов, потом фельдшерская школа и, наконец, юнкерское училище, где и начал он свою службу.
Тут идет характеристика начальствующих лиц и разные эпизоды из жизни юнкеров. Все это невольно вас захватывает, коверканье русских слов уже не режет вам уха, и вы слушаете его с большим интересом.
— А вот, — говорит Иван Степаныч, — был такой случай. Один юнкер за вот это самое дежурство пошел у каторжные роботы.
— Как так?
— А вот был юнкер дежурным по кухне и сидел так, как вот и вы сидите, и захотелось ему выпить квасу. Взял это он графин с квасом и начал туда насыпать сахару. А в это время дежурный офицер. Юнкер отрапортовал. А дежурный по училищу и говорит ему: — это вы заем сахар крадете. — А юнкер до него — я, говорит, не вор. — Нет, говорит, — вор, потому что крадете казенный сахар. — Так юнкер як схватит графин, та графином офицера по голове, так только шейка в руке осталась и, если б не то, что дежурный офицер был в барашковой шапке?, то наверное и разбил бы ему голову. Юнкера арестовали. Приезжал, следователь. Был допрос. Потом в Харькове был суд, и юнкера сослали в каторжные работы.
— Так то, барин, всякое бывало...
И как поток струится речь Ивана Степаныча. А горка с мясными порциями все растет да растет из под его рук. Перед ним стоят весы, но весами Иван Степаныч не пользуется, он режет порции на глаз и делает это с аптекарской точностью.
— А вот еще был случай, — говорит Иван Степаныч... — Но, вдруг открылась дверь, и появляется полковник Козьяков.
Высокого роста, сгорбленный, в темных очках, с брюшком, на длинных тонких ногах, он, в облаках кухонного пара, при свете двух печей — напоминал какого то Мефистофеля. Едва переступив порог, снял он очки и начал их протирать. Одним словом, все, как по писанному.
Я не тороплюсь и, едва сдерживая улыбку, прицеливаюсь на спасательный уголек, который, своим фиолетово-золотым цветом, лукаво подмигивал мне. Наконец, очки надеты, и я подхожу с рапортом. Уголек у меня под ногой. — Господин подполковник! На кухне Чугуевского пехотного юнкерского училища во время дежурства никаких происшествий не случилось. На довольствии состоит столько то юнкеров. Варится суп с макаронами и котлеты с кашей. Шаг влево и раскладка? у меня перед глазами. Иван Степаныч одобрительно кивает головой.
— Сколько мяса положеної смотрю на доску и даю точный ответ.
— А макарон?
Снова бегаю глазами по доске, нахожу цифру и отвечаю точно.
— Уксусу?
Смотрю на доску и вижу: желтым по черному — уксус, а мелом не стоить ничего. Что за черт! Но тут выручает Иван Степановича Руками и головой он показывает, что уксуса не лили. Я, ободрившись, отвечаю: — уксусу нет, г. подполковник.
Козьяков кашлянул и подошел к столу, бросил на весы несколько порций. Вес 26 золотников, как в аптеке. Потом обошел всю кухню, сделал несколько указаний и ушел, по-видимому, довольный.
— А теперь, — говорит Иван Степаныч, — я вас угощу таким кушаньем, что вы наверно никогда не ели.
-— Чем же таким, Иван Степаныч?
— А вот попробуйте, тогда скажете!
Иван Степаныч берет огромную кость, вытряхивает из нее мозг, потом, накрошив туда луку, посолив и посыпав перцем, преподносит чудную котлету. С чугуевским хлебом это просто объеденье.
Уплетаю за обе щеки, и в это время приходит мне в голову: «а ведь это не законно»... «а каторжные работы»...
Но юнкерский аппетит быстро отгоняет мрачные мысли. Котлета съедена.
— Благодарю вас, Иван Степаныч!
— А что? Правда искусно?
— Великолепно!
— То-то же! Вспомните меня когда-нибудь...
Прошло 40 лет...
Мысленно переворачиваю я пожелтевшие страницы своего прошлого, и встают передо мною, как живые, образы наставников и товарищей родного мне училища, а среди них оригинальная фигура почтенного повара.
Кто не забыл еще вкуса нашей великолепной Чугуевской каши, да почтит со мною память симпатичного повара Ивана Степановича.



О Чугуевском "Биг-Бене"

"Лучшим украшением

училищного здания была оригинальная башенка с огромными старинными часами, которые как-то испортились и, по крайней мере, за время моего двулетнего пребывания в училище, неизменно показывали половину первого. Все попытки исправить эти исторические часы не давали желанного результата о чем мы нередко искренно сожалели".

(Из воспоминаний бывшего юнкера)
Ниже приводим также отрывок из воспоминаний бывшего военного министра России Сухомлинова, который тоже имел счастье лицезреть чугуевские часы. Ну, и пара старинных фото.

Как на Чугуевщине против мобилизации и Советской власти боролись.

Дело у кулацком восстании в Чугуевском уезде.
(из газеты "Пролетарий" за 1920 год)

Революционным Военным Трибуналом Юго-Западного фронта, под председательством Забельского, рассматривалось дело организаторов вооруженного восстания против Советской власти в Введенской и Чугуевской волостях: гр. Ткаченко, Гуслева, Мизенцова, Тарутина, Переродова, Серакурова,Беседина, Гридина и группы крестьян-кулаков и дезертиров, принимавших участие в восстании.
Восстание возникло в начале мая при следующих обстоятельствах:
Во время отступления деникинских банд было брошено, а отчасти отобрано крестьянами некоторых сел Введенской и Чугуевской волостей много оружия, которое крестьяне припрятали и не сдавали его, не смотря на неоднократные призывы и приказы Советской власти. В этих же селах впоследствии велась кулацкими элементами погромная антисоветская контрреволюционная агитация. Во время объявленной в апреле и мае мобилизации села Введенское, Старо и Ново Покровское и Терновое не дали ни одного человека. Посланный для разъяснений и воздействия отряд красноармейцев встретил вооруженное сопротивление и вынужден был удалиться. В тех же селах немедленно после этого началось организационное восстание против Советской власти с оружием в руках, был разрушен ж.-д. путь, прервана связь, разоружены и арестованы должностные лица. Образовавшийся отряд повстанцев повел наступление на Чугуев, но усилиями красноармейских частей был отброшен, окружен и разоружен.
Из организаторов восстания Ткаченко, бывший стражник при Деникине, созывал в селе Покровском сход, на котором было решено не давать мобилизованных и выступать с оружием в руках против Советской власти. При наступлении повстанцев на Чугуев Ткаченко командовал их левым флангом... Обвиняемый Тарутин был взводным командиром отряда повстанцев, принимал участие в боевых операциях против Красной армии, силою оружия сгонял поселян на сборный пункт повстанцев и ездил в село Покровское для организации восстания.
Обвиняемый Пересадов, бывший стражник при Деникине, был инициатором восстания и принимал активное участие в нем.
Обвиняемый Серакуров вел агитацию среди односельчан о присоединении к повстанцам и принимал участие в боевых действиях против Красной армии. Гр. Беседин во главе группы повстанцев отправился на жел. дорогу для разрушения пути, чтобы преградить проезд отряду Красной армии, следовавшему из Харькова, арестовал дорожного мастера, руководившего исправлением пути.
Обвиняемый Гридин был старшим в отряде, занявшем станцию "Мохнач", дежурил у телеграфных и телефонных аппаратов, не допуская к ним никого из должностных лиц станции для поддержания связи.
Относительно остальных обвиняемых установлен факт антисоветской агитации и активного участия в восстании. Трибуналом гр. Ткаченко, Гуслев, Мизенцев, Тарутин, Серакуров, Беседин и Гридин объявлены злейшими врагами крестьян, рабочих, Красной армии и Советской власти и приговорены к расстрелу.
Остальные участники восстания приговорены к лишению свободы с обще-принудительными работами и отправке в штрафные роты сроки от 10 лет до 3 месяцев.








● Читать исторические статьи Артёма Левченко



Революционный Чугуев, почти 100 лет назад..

Чугуевский губернатор
(статья из газеты «Земля и воля», январь 1918)

С января месяца с.г. в Чугуеве появился «комиссар по борьбе с контрреволюцией», матрос Балтийского флота Ахчиев. Каково славное прошлое знаменитого комиссара – аллах ведает. Сам, по крайней мере, он говорит: «я сын буржуа». Это обстоятельство блистательно подтверждается тем, что с первого дня своего появления в Чугуеве Ахчиев стал разъезжать в карете на генеральских лошадях, окруженный вооруженными всадниками. В обращении с окружающими и посетителями Ахчиев страшно груб: угрожает револьвером, бьет ручкой того же револьвера солдат и кто подвернется под руку, извергая при этом самые отборные ругательства. В первый день своего приезда в Чугуев Ахчиев «по ошибке» арестовал председателя совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Стаховского, оскорбив его при этом действием и угрожая все время расстрелом. Явившийся представитель Харьковского губернского продовольственного комитета по борьбе со спекуляцией был сильно избит и арестован. По приказанию Ахчиева расстреляно трое без суда и следствия; расстреливал матрос Пылев, местный житель, причина расстрела – будто бы грабеж.

На 24 января в 2 часа дня в здании бывшего Чугуевского военного училища был назначен Ахчиевым солдатский митинг, на который кроме солдат явились крестьяне, были также и женщины, собралось около 500 человек. После долгого ожидания на собрание явился Ахчиев, который произнес шаблонную речь о буржуях. После него выступил с речью председатель совета Каминский, затем член революционного штаба Степан Черников, сделавший доклад о губернской конференции советов 19 января. В заключение докладчик указал, что для проведения в жизнь всего того, что решено конференцией, нужна колоссальная работа, необходимо сплочение всех трудящихся сил демократии вокруг советов. Последним выступил председатель собрания матрос Николай Черников, который, обращаясь к собранию, сказал, что при своем появлении в Чугуеве он был сильно удивлен, увидев матроса Ахчиева, разъезжающего в карете и окруженного дюжиной вооруженных всадников. Еще более матрос Черников был поражен, когда пробыв несколько дней в Чугуеве, он услышал, что Ахчиев тем самым солдатам и крестьянам, который веками угнетали, угрожает револьвером, бьет, истязает и т.д. Ему не верилось, что все это проделывает матрос свободной России (слышатся крики «верно!», «долой!», «нам не нужно таких палачей!»). Собрание стало требовать от Ахчиева объяснений относительно расстрела им без суда и следствия матроса и двух братьев-солдат, а также расстрела эшелона, следовавшего в Харьков утром 18 января, при чем было убито 4 и ранено 8. Ахчиев объяснил собранию, что расстрелянные им были грабители, воры, калединцы и т.д. и что за их расстрел он никому отчета не отдает, так как он назначен народным комиссаром Антоновым и что хочет, то и может делать; в случае чего у него наготове 100 преданных красногвардейцев, пулеметы, бомбы и т.д. Возмущенное собрание стало требовать удаления Ахчиева из собрания, причем слышались крики «вон», «долой», «палач», «убийца».
Ахчиев выскочил из собрания, окруженный своими «верными слугами». Собрание после этого было закрыто и присутствовавшие направились к выходу, часть из них направилась домой, а другая часть направилась по плацу к зданию, где помещаются красногвардейцы, с целью узнать от них, стоят ли они за советы, или же идут против них. Когда совершенно безоружная толпа подошла к зданию на расстояние около 50 шагов, то по ней был открыт без предупреждения огонь из винтовок и пулеметов. Идущие по плацу в панике попадали на землю и стали разбегаться, вслед им все время стреляли из пулеметов. Стрельба продолжалась долго (с 4 до 7 ч.) во всех направлениях. В результате 24 человека ранено, в том числе есть дети. Население города окончательно терроризировано, все спрашивают: когда же уберут ненавистного диктатора. Неужели никто не примет меры, чтобы наконец «сатрап» перестал издеваться над населением. Неужели совету не будет дана возможность работать для проведения в жизнь директив народных комиссаров. Переживал Чугуев времена аракчеевские, теперь переживет – ахчеевские.



Об одном чугуевском священнике начала ХХ века

(из воспоминаний бывшего юнкера)

"Среди всех преподавателей наиболее красочной фигурой был, конечно, законоучитель о. Павел Москвин. Высокий, величественный, красивый протоиерей с белоснежными волосами, общительный и любивший шутку, он всегда вносил в класс шумное оживление. К слабым ответам «светских» юнкеров он относился снисходительно, но зато бывшим семинаристам спуску не давал. Когда кто-нибудь из «светских» начинал плавать при ответах, о. Павел сперва подсказывал, а когда и это не помогало, то отправлял юнкера на место и могучим голосом возвещал, засучивая рукава рясы и берясь за перо: «Балл душевного спокойствия!». Мы всем классом отвечали: «Мало, батюшка, надо прибавить, он старается!». «Ага, старался, да не достарался. Ну – семака!». В классный журнал заносилась отметка – 7 баллов.
При неудовлетворительно ответе бывших семинаристов настроение о. Павла менялось и он становился неумолимым: «Семинарист, а не знает! На место! дважды два!». Тут уже не помогали никакие просьбы. Батюшка закрывал уши руками, тряс отрицательно головой и кричал, заглушая наши просьбы: «Не внемлю стенаниям, не внемлю! Дважды два!». И ставил 4 балла.
Несмотря на свои чудачества, о Москвин непоколебимо сохранял авторитет своего сана и я не помню случая, чтобы кто-нибудь из нас, в ответ на его шутки, позволил бы какую-либо фамильярность".



Еще сто лет назад под Харьковом жили калмыки

Среди народов, населявших когда-либо Слобожанщину, калмыки продолжают оставаться, пожалуй, наименее известным сегодняшним ее жителям народом. Почти все помнят из школьной программы пушкинского «друга степей», но мало кто знает о существовании под Харьковом крупного калмыцкого поселения, о его роли и следе в истории нашего края.
Защитники Харькова
Прародина калмыков — Джунгария — находится в Западной Монголии. Когда-то их предки — племена ойратов — входили в войско Чингисхана. В XVII веке в поисках лучших пастбищ часть ойратов покинула родину и, совершив огромный переход, достигла приволжских степей — тогдашних юго-восточных рубежей Московского государства. Здесь ойраты и стали называться калмыками — от тюркского слова «калмак», что значит «отделиться». Буквально сразу же они добровольно приняли российское подданство и стали надежным щитом,

защищавшим от набегов неприятелей российские границы. Причем не только приволжские.
В 1657 году Россия заключила с калмыками договор о военном союзе, согласно которому по первому призыву калмыки выставляли на помощь отряды и целые армии своей конницы, считавшейся практически непобедимой. Призыв не заставил себя ждать — Россия воевала с Польшей, не говоря уже о постоянных войнах с татарами и турками. С начала 1660 годов калмыцкие воины вместе с московскими стрельцами и казаками нашего знаменитого земляка — атамана Ивана Серка — участвуют во множестве сражений на территории Украины. Действуют против поляков и крымских татар, против перешедшего на сторону врагов гетмана Правобережной Украины Петра Дорошенко, обороняют украинские города и совершают победоносные походы в Крым.
Под Харьковом калмыки впервые появляются в 1676 году — с началом очередной русско-турецкой войны. В бою близ Чугуева калмыцкий отряд под предводительством знаменитого Мазан-Батыра — героя калмыцкого эпоса, чьи подвиги вот уже три столетия воспеваются в легендах и песнях калмыцкого народа — задержал продвижение вглубь страны турецко-крымских полчищ. Здесь же, под Чугуевом, русские полки, калмыцкие конники и донские казаки наголову разбили турецко-крымские войска летом 1679 года. А в сражении на реке Балаклейке русско-калмыцкое войско в том же году разгромило значительную армию, двинутую турецким султаном на Харьков и Чугуев. После этого значительных турецких вторжений на нашу землю больше не было. Бои тем не менее продолжались еще несколько лет, и лишь в 1681 году был подписан Бахчисарайский мирный договор, завершивший войны с турками и татарами конца XVII века. Однако история калмыцкого присутствия на Слобожанщине на этом не завершилась. Наоборот — она только начиналась.
Гроза татар и шведов


Одним из итогов войн против турок и татар стало бесспорное признание боевых достоинств калмыков как врагами, так и союзниками. Крымский хан не раз в своих письмах к турецкому султану, польскому королю и гетманам Правобережной Украины признавался, что он не может послать войска за пределы своих владений, так как «...опасен приходу калмыков... в Крым». А чигиринский полковник Карпов в своих письмах отмечал, что «Калмыков татаровя и турки боятца... А естли де калмыцкий приход в Крым будет, то тотчас татаровя, покиня турков, побегут в Крым... И естли... калмыков послать на Украину, и татаровя де бой их знают, и увидя их битца с ними не станут, побегут...»
Считавшие себя полновластными хозяевами степи, не боявшиеся ни запорожских казаков, ни польской конницы, татары были буквально ошеломлены противником, который оказался им явно не по зубам. В конном бою калмык мог легко «уделать» самого лихого татарина. «Сильны, малорослы, чрезвычайно быстры в движении, увертливы, необычайно дальнозорки, притом способны несколько дней не слезать с седла, переносить жажду и голод... умеют одинаково драться на коне и пешим, рубить саблей, резать ножом, стрелять из лука и ружья...» — так описывал калмыцких воинов современник.
Калмыки обладали еще одним очень ценным качеством. Верностью. Понятия чести и верности испокон веков высоко ценились у калмыцкого народа. Преданность друзьям до самопожертвования была у калмыков в крови. В общем, это были идеальные во всех отношениях союзники. Мысль поселить их у себя в тылу, в наиболее важных в стратегическом отношении пунктах, напрашивалась сама собой. Именно так и поступил русский царь Петр Первый, занявшийся «прорубанием окна в Европу» и не желавший отвлекаться на охрану многочисленных «окон» в агрессивную Азию.
Более других регионов от татарских набегов в то время страдала молодая Слобожанщина, ключевым постом обороны которой была достаточно мощная Чугуевская крепость. Именно в Чугуев в 1698-1700 годах царь Петр поселяет на казенное содержание калмыков, а также донских и яицких казаков. С этого времени берет начало знаменитая команда чугуевских казаков и калмыков — прообраз Чугуевского казачьего войска.
Не успев обжиться на новом месте, чугуевские калмыки и казаки вновь отправились в поход — взаимоотношения с Европой у царя Петра не заладились. Во время Северной войны, как записано в «журнале Петра Великого», «чугуевские казаки и калмыки своими набегами… много вредили неприятелю», участвовали во всех крупных сражениях и осадах и особо отличились при деревне Лесной в бою со шведами Левенгаупта. Кстати, некоторые историки утверждают, что именно тогда Петр Первый, восхищенный победой калмыцкой конницы над шведами, ввел в русской армии новый победный боевой клич, заменив латинский «виват» на знаменитое «ура» — от калмыцкого «уралан», что значит «вперед».
Блестяще зарекомендовав себя в боях не только с татарами, но и с регулярными европейскими армиями, чугуевская команда участвовала во всех внешних войнах России XVIII века. После одной из таких войн прусский король Фридрих Второй сказал: «Русская армия сильна наличием в ней калмыков, татар и казаков. Именно их и стоит опасаться больше всего».


Крещеные калмыки продолжали селиться в Чугуеве вплоть до середины XVIII века. За 25 лет только число калмыцких воинов в Чугуевской команде увеличилось более чем в четыре раза — с 49 человек в 1700 году до 214 — в 1725. В их числе были мурза, три ротмистра, четыре хорунжих, два есаула, писарь и 203 рядовых. А в 1728 году, как отмечает источник, в Чугуеве проживало 90 семей служилых калмыков.
Поскольку боевые навыки и искусство коневодства калмыков представляли несомненную ценность, правительство было заинтересовано в заселении ими Чугуева и стремилось удержать их в состоянии оседлости. Это видно даже по тому, как оплачивалась служба калмыков по сравнению со службой казаков. Если казаки получали по 10 рублей денежного жалования и по 5 четвертей — хлебного, то калмыки — по 25 рублей и 6 четвертей соответственно. Как видим, чугуевские калмыки находились на привилегированном положении. Правда, недолго. В 1748 году в связи с преобразованием команды в регулярный казачий полк жалование калмыков уравняли с казачьим. Некоторые калмыки, еще не крещенные и не обремененные браками с представительницами местного населения, обиделись на такую «несправедливость» и ушли из Чугуева обратно в приволжские степи. Впрочем, таких было немного, и на боеспособности полка это никак не отразилось.
А вот присутствие в Чугуеве калмыков на городе и его жителях отразилось еще как! Находясь на территории Слобожанщины, этот город стал во многом абсолютно уникальным не только потому, что не относился к ней административно, а во многом именно в силу калмыцкого фактора. Эту уникальность одним из первых заметил русский военный историк Александр Ригельман, современник и очевидец чугуевских калмыков. В своем знаменитом «Летописном повествовании о Малой России и ее народе и казаках вообще», он, в частности, пишет: «Что касается до природы, языка, обычая, жительства, обрядов поведения и одеяния, в том слободские жители обоего пола никакой от малороссийских народов отмены не имеют, кроме служащих гусарами в нынешних гусарских полках, их гусарского мундира. А чугуевцы почти еще все калмыцкого лица и знающи российского и калмыцкого языка. Впрочем поведения совсем козацкого, и носят платье такое ж, как донские козаки». Степные навыки и умения калмыков сказались и на хозяйственных занятиях чугуевцев — не случайно в конце XVIII века автор «Топографического описания Харьковского наместничества» отмечал, что чугуевские скорняки «всех по Украине одноремесленников превосходят» и что за шубы из овчин их выработки «покупщики» платили дороже, чем за шубы других скорняков. И уж совсем не случайно герб Чугуева в его первоначальном варианте украсили две скрещенные калмыцкие сабли.


Последние калмыки
…Прошли годы. Татарская угроза полностью миновала, и от военной службы калмыков отказались. В начале ХІХ века Чугуевский казачий полк был преобразован в регулярный уланский, а Чугуев стал местом грандиозного эксперимента — военных поселений. Полностью изменился облик города, изменилось и его население. Однако калмыки не спешили полностью в нем растворяться. За полторы сотни лет жизни вдали от своих степей они нисколько не утратили природных навыков обращения с лошадьми и оставались все такими же непревзойденными наездниками. Это искусство калмыков поразило воображение маленького чугуевца Ильи Репина, отец которого занимался торговлей лошадьми. Выросший в Чугуевской слободе, заселенной когда-то калмыками и названной в их честь Калмыцкой, уже будучи знаменитым на весь мир художником Репин писал в мемуарах: «Kaлмык c лoшaдью — oднa дyшa. Oпpoмeтью бpocившиcь нa лoшaдь, вдpyг oн гикнeт нa тaбyн тaк зычнo, чтo y лoшaдeй yшки нa мaкyшкe и oни c дpoжъю зaмpyт, ждyт eгo взмaxa нaгaйкoй, в кoнцe кoтopoй в peмнe вшитa пyля. Oдним yдapoм тaкoй нaгaйки мoжнo убить чeлoвeкa…» Или вот еще: «Лoшaдь yжe лeжaлa пoд кaлмыкoм, тяжeлo дышa. Kaлмык взмaxнyл в вoздyxe нaгaйкoй, и кoнь пoдcкoчил, вcтpяxнyлcя. И вдpyг cтaл извивaтьcя змeeй и мeтaтьcя в paзныe cтopoны, cтapaяcь cтpяxнyтъ c ceбя ceдoкa; и oпять нaчaлиcь дикиe пpыжки, взвивaниe нa дыбы и кoзeлки, чтoбы cбpocить нeпpивычнyю тяжecть. Kaлмык кpeпкo зaжaл кoня икpaми в шeнкeля и пoвepнyл eгo к вopoтaм. «Отвopяйть вopoтa!» — визжит кaлмык. Haгaйкa cвиcтнyлa, и кoнь мгнoвeннo пoлyчил c oднoгo мaxy пo yдapy c oбeиx cтopoн пo кpyпy. Oн пpыгнyл впepeд и пoнeccя в вopoтa. Kaлмык гикнyл нa вcю yлицy, эxo oтoзвaлocь в лecy зa Дoнцoм. Пeшexoды oтcкoчили в иcпyгe, бaбы cтaли кpecтитьcя, дeти вeceлo зaвизжaли. Kaлмык cтpeлoй пoнeccя пo бoльшoй дopoгe мимo кyзниц, зa Дoнeц... Cкopo и cлeд eгo пpocтыл, тoлькo cтoлб пыли виcит eщe в вoздyxe...


Чaca чepeз чeтыpe никтo нe yзнaл бы вoзвpaщaвшeгocя к нaшим вopoтaм кaлмыкa. Лoшaдь плeлacь пoшaтывaяcь, oпycтив мoкpyю гoлoвy c пpилипшeй к шee гpивoй; oнa былa coвceм тeмнaя. Kaлмык сидeл cпoкoйнo и cocaл cвoю кopoтeнькyю тpyбoчкy, пoдняв плocкoe лицo квepxy; глaзa eгo, «пpopeзaнныe ocoкoй», кaзaлocь, cпaли. Xopoшо oбoшлacь шкoлa, дoбpый кoнь бyдет…»
По словам старожилов, калмыки локально жили в Чугуеве вплоть до революции 1917 года. Вскоре коней вытеснили трактора и автомобили, калмыки оказались вовсе не у дел и окончательно смешались с местным населением. Однако и сейчас среди чугуевцев нередко можно встретить людей с типично калмыцкими чертами. Особенно — в районе города, называемом в народе по старинке — Калмыцкой слободой.



Источник: http://vecherniy.kharkov.ua/news/5002/



Праздник жизни

Праздник жизни - лето ни в каком городе не отмечен таким разнообразием развлечений, как в Чугуеве. Маленький городок наш. который в течение целой зимы подвержен беспрерывной спячке, начинает оживляться вместе с пробуждением природы. И в то время, как из других городов на лето многие выезжают, в Чугуев. напротив, многие на это время по случаю лагерных сборов под Чугуевом съезжаются.

Так что никогда городок наш не бывает так оживлен, никогда жизнь в нем не кипит таким живым ключом, как в течение всего мертвого сезона.
Лето для Чугуева имеет так много прелести и развлечений, каких, например, харьковчанин не сможет у себя никогда видеть Он ни за какие деньги не мог бы увидеть в стенах своих так много «неприятелей», а Чугуев в течение летнего сезона осаждается такой массой врагов, что если бы они пожелали реализовать свои права, то в течение нескольких минут от Чугуева осталось бы одно грустное воспоминание.
В самый ранний час утра в Чугуеве уже собрались войска всех оружий и с музыкой проходят по городу, привлекая к себе внимание. О появлении таких гостей знает заранее чуть ли не весь город, а наши барышни «К военным людям так и льнут. А потому, что патриотки!»
Но самое интересное развлечение, о котором у нас говорят очень много в самых разнообразных слоях общества и которым здесь сильно интересуются, это скачки. К скачкам готовятся военные, готовятся статские, готовятся барыни и барышни, и всякий готовится по-своему. Всякий скакун имеет своего покровителя в лице какой-нибудь барышни которая посылает горячие мольбы о ниспослании победы «Гульдону-Бэку», «Лейтенанту» или другому призовому коню. Площадь, на которой происходят скачки, служит для многих самым любимым местом гуляний.
Скачки в этом году были назначены на 6 августа, на 5 часов вечера. Но местность, где они должны происходить, была переполнена любопытными прибывшими гораздо ранее назначенного срока. В изящно убранной различными декоративными украшениями беседке помещались высшие начальствующие лица: командир 10-го армейского корпуса генерал-лейтенант Дендевиль, начальник 10-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Ребендер, начальники отдельных частей. Опоздавшие барыни и барышни стояли за огороженной местностью и вели между собой оживленную беседу:
«Ах, здравствуйте, Екатерина Евграфовна! — подбегает к хорошенькой дамочке провинциальный любезник. — ведь я Вам сюрприз устроил».
«Ах, какой, какой?» — нетерпеливо спрашивает барыня.
«Ваш фифишка тут».
Оказывается, что «фифишка» — любимейшая собачка миловидной барыни, которая повсюду ходит со своим четвероногим любимцем. Несмотря на усиленные просьбы военных не брать на скачки собак, наши барышни никак не могут расстаться со своими «бебешками», «фифишками» и т. д. В прошлом году из-за какой-то «фифишки» лошадь испугалась, рванула и не взяла приза. Проигравший офицер проклял всех «фифишек».
Наконец-то настал давно желанный час. Звонок известил о начале скачек. Первым выступил 28 драгунский Новгородский полк. До скачек отряд, состоящий из 30 офицеров, совершил, выражаясь военным термином, «сменную» езду и затем выстроившись 8 одну шеренгу, нетерпеливо ожидал начала команды. Лошади стояли, как вкопанные, изредка фыркая. Вдруг в воздухе дрогнуло, послышался конец команды «марш» и всадники, как вихри, полетели, преодолевая препятствия. А препятствия эти были очень серьезными: во-первых, земляной вал в один аршин, затем канал в 3 аршина шириной и земляной барьер. Но едва только начались скачки, как лошадь одного офицера рванулась в сторону, всадник не выдержал и, свалившись, получил серьезные ушибы, его под руки отвели домой.
Через минуты две раздался звонок — скачки кончены. Затем скакал 29 драгунский Одесский полк, 30 Ингерманландский полк и казачий Оренбургский полк №1.
После скачек началось интересное представление: джигитовка казаков, которая вызвала всеобщий восторг Ни в одном цирке, ни один артист не сумеет перещеголять казаков ловкостью и проворством.
В заключение праздничной церемонии была раздача призов. Призы выдавал лично господин корпусной командир, а супруга генерала награждала каждого победителя изящным букетиком, причем, музыка 4 оркестров кавалерийской дивизии, играла «туш». Скачки кончились к 7-ми часам вечера и прошли блистательно.



Как Чугуевские уланы турок били (из книги "Удальцы-Чугуевцы")

Кашевар пригодился.

Часто приходится слышать, что если кашевар, то уж ни к какому другому делу такой солдат не пригоден. Плохо солдат что-нибудь исполняет, рассердится на него обучающий — кашеваром укорять начинает. Случается, что всякую брань в начале переберет, а как выдохнется, тут ему кашевар вспоминается. Бранится вообще не должно; кто же предполагает, что кашевар есть слово ругательное, тот это думает по необразованию, потому что ничем доказать не может, что на войне кашевары в делах стоять за свою родину не умели. Конечно, на эту должность назначаются фронтовики послабей, но в бою душа человеческая – это первое. Вот по этому поводу послушайте, что я расскажу.

Под Плевной, в особенности после 18 июля, нашим войскам было нелегко. Турки в эту пору еще крепки были. Даже Плевну сдавать совсем не собирались. Осман-паша хвастался, что раньше земля на небо упадет, чем он русским ключи от нее передаст. Эта фраза, тем не менее, ничем не оправдалась; в ноябре мы взяли Плевну, весь ее гарнизон и самого Османа. Чугуевский уланский полк, входя в состав войск, окружавших Плевну, усердно нес сторожевую службу, занимая постами линию между деревнями Тученицей и Врбицей. Люди уставали сильно, круглые сутки приходилось держать ушки на макушке. Неприятель, пользуясь высокой кукурузой, подбирался к часовым и если тот мало-мальски зазевается, то снимала его с седла шальная, вражеская пуля. Понятно, что раненых, в главное больных было достаточно, но ввиду того, что на войне каждый человек куда как полезен, — эскадроны, выступая на передовые посты, забирали с собой все, что только способно было держать в руках оружие. Случилось так, что вижу безусловной необходимости 4-й эскадрон Чугуевцев, отправляясь 23 июля в охранение, должен был забрать с собой и своего кашевара. Снаряжал его взводный, как только мог, дал ему лошадь, навесил карабин, напомнил приемы пикой, одним словом сделал все, что требуется от рачительного начальника. Поставил во фронт в заднюю шеренгу. Тронулись. Едет кашевар, пожимается, с непривычки и карабин мешает, и пика одна обуза, и лошадь между ногами как-то неладно толкается, а тут еще начал он о котле задумываться: неровен час еще, куда подевается, что тогда?

На том посту, где был наш кашевар, пуля убила часового, на соседнем посту тоже. Дали знать в заставы и главный караул, а тут турки, вдруг набравшись смелости, понеслись на собравшиеся посты в атаку. Забыл кашевар о родных и знакомых, сам котел-кормилец и тот запамятовал. Стиснул зубы, перекрестился, ощетинил пику и бросился с товарищами навстречу скакавшим башибузукам. Не видел кашевар, как во фланг атаковавшим басурманам ударил подоспевший взвод рижских драгун, под командой корнета Решетилова, кипело в нем молодецкое, бурлило много жарче приготовляемых эскадрону щей, глаза кровью налились, проснулся в человеке зверь, задрожали в нем струны сокровенные, что у многих-то тысяч людей ни одного раза во всю жизнь даже и не шелохнутся.
А турки кругом. С вынутыми шашками, с искривленными лицами, с диким, непонятным воплем, — смерти своей ищут, окаянные. Видит кашевар — лезут на него трое. Один сзади наседает, вот-вот полоснет шашкой. Волчком обернулся он на лошади, рванул пику вперед, уперлась она во что-то мягкое, взмахнул враг рукой и звякнула шашка о сырую землю. Выдернул из человеческого тела кашевар пику, и опять встретил ею другого нехристя, скакавшего справа. Разгорячился окаянный, и сам на смертоносное орудие напоролся. Только вскрикнул, выпустил поводья, да, как сноп, с лошади повалился. Едва успел кашевар пику выдернуть, а то чего доброго сломал бы он ее в предсмертных судорогах. Остался последний. Опешил. Невесть, думает, с каким ухарем столкнулся. Оно так и вышло. Вонзил кашевар лошади в бок шпоры. Гикнул не своим голосом и вперед. Отбил первый раз башибузук пику. Высоко поднялось ее острие, и на вершок над его головой проскользнуло. Замахнулся враг шашкой, да успел кашевар от удара уклониться. Перехватил он пику покороче. Освирепел и погрузил ее окровавленную сталь между ребер горе-рубаке. Свалился и этот. Только тогда очухался кашевар. Видит – вокруг никого. Обтер пот и погладил взмыленную лошадь; взглянул на трех убитых им башибузуков: один еще хрипел, плеская судорожно бившейся рукой в луже собственной крови. Может и жалость проснулась в русском человеке, да размышлять долго не приходилось.
Надо было спешить к своим. Собирались молодцы-чугуевцы после жаркого дела к своему офицеру. Много хвалил потом кашевара командир полка, представил его к знаку отличия военного ордена, а герой просто по-хохлацки без всякого хвастовства рассказывал каждому интересовавшемуся: «Бог помог, побачив я, що бижать за мной трое их, и один от-от. Повернув я пику до его острием и придержав коня, вин и натрыкнувся, тоды повернув, держу пики, и другий наскочив, до третьего я сам подскакал, а вин взяв шашку та й махае, то я его заколов».



ЛІТОПИСНА ОПОВІДЬ ПРО МАЛУ РОСІЮ ТА ЇЇ НАРОД І КОЗАКІВ УЗАГАЛІ (из книги "Удальцы-Чугуевцы")

О Чугуевском козацком полку

При оных же местах, между городов Изюма, Харькова "и Острогожска, при городе Чугуеве,

состоящем возле самой реки Северного Донца, находится козачий Чугуевский полк, из новокрещенных калмыков, который от время государя Петра Великого, бывшим тогда на Дону и на Воронеже, генералом-адмиралом, графом Федором Матвеевичем Апраксиным, по присланному к нему, по указу его величества, Петра Великого, с 1715 года, марта 18 дня, от канцлера, графа Гаврила Ивановича Головкина, сообщению, призванный в службу его царского величества и бывший под Азовом Мунтянский полковник Гиня, с четырьмя ротмистрами, одним поручиком и с то-/747/вариществом своим, за мирным с турками постановлением, в Азовский тогда губернии, при городе оном, Чугуеве, поселен и потому чугуевскими козаками наименованы, так как между прочим об них напоминает состоявшийся, по именному его величества повелению в 1720 году, января 7 дня, из Правительствующего Сената указ о приготовлении войскам на войну, и именует их точно Чугуевскими козаками. Ныне ж они, по давнему своему там пребыванию, уже все стали быть крещенные, и за храбрые их всегда в войне поступки, с 1771 году, уравнением с армейскими полками чинами, достоинством и жалованьем награждены. Число ж комплектное сего полку состоит в 500 рядовых Козаков, при одном полковнике и надлежащем числе штаб-, обер- и унтер-офицеров, со всеми надлежащими к нему чинами. Оный вымуштрован в военной экзерциции весьма изрядно и отменно от нерегулярных Козаков, а комплектуется своими козацкими детьми.

Об обычаях оных слободских и чугуевских народов

Что касается до природы, языка, обычая, жительства, обрядов поведения и одеяния, в том слободские жители обоего пола никакой от малороссийских народов отмены не имеют, кроме служащих гусарами в нынешних гусарских полках, их гусарского мундира. А чугуевцы почти еще все калмыцкого лица и знающи российского и калмыцкого языка. Впрочем поведения совсем козацкого, и носят платье такое ж, как донские козаки, точию в устройстве и регулярстве полковом весьма порядочны и обмундированы, хотя по козачьему, но с изрядством.

Олександр РІГЕЛЬМАН
ЛІТОПИСНА ОПОВІДЬ ПРО МАЛУ РОСІЮ ТА ЇЇ НАРОД І КОЗАКІВ УЗАГАЛІ

● Читать книгу полностью в pdf



Как Чугуевский полк юбилей праздновал.

(Из газеты "Харьковские губернские ведомости", 1893 г.)
Петербург

20 минувшего мая 32-й драгунский Чугуевский Ея Величества полк праздновал 25-летие со дня назначения Государыни Императрицы Шефом полка.

Имя Чугуевцев впервые стало известно на Руси более 200 лет назад, когда по повелению царя Михаила Федоровича основан город Чугуев, а жители его наименованы казаками и составили казачий полк. Боевые заслуги полка свидетельствуются милостями Венценосцев русского народа и армии. От царя Михаила Федоровича и Императора Петра Великого до настоящего времени полк удостоился получить высшие боевые награды, между которыми следует упомянуть серебряные трубы за дело под Лейпцигом в войну 1813 года и Георгиевский штандарт в последнюю русско-турецкую войну 1877-1878 годов. Но проявление величайшей к полку Монаршьей милости выразилось в назначении 20 мая 1868 года Августейшим шефом полка Государыни Цесаревны Марии Федоровны.
В знаменательный день минувшего 20 мая весь полк в полном составе прибыл в конном строю в лагерь 44-го пехотного Селенгинского полка, где в полковой походной церкви военное духовенство вместе со всем городским духовенством отслужило Божественную литургию и благодарственное молебствие. В это же время по приказу начальника гарнизона был вызван по тревоге 44-й пехотный Селенгинский полк, который и принял участие в параде. По окончании Богослужения оба полка прошли церемониальным маршем, а затем, согласно заранее составленной программе, начались скачки нижних чинов и вольтижировка. После раздачи призов, гостям и офицерам был предложен завтрак во временной столовой, устроенной на плацу, а нижним чинам – обед с фунтовой порцией мяса и чаркой водки. Во время завтрака был провозглашен, по словам «Русского Инвалида», тост за здоровье Государя Императора, Августейшего Шефа Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича и Августейшей Семьи, встреченный восторженными, долго не умолкавшими криками «Ура!». Звуки духовых оркестров, игравших народный гимн много раз усиленный слились с весельем присутствовавших за завтраком и с громом орудийной пальбы.
Во время бала, в 11 часов вечера на посланную Государыне Императрице от имени полка телеграмму был получен следующий ответ: «От души благодарю за сердечное приветствие, принимала депутацию полка и была обрадована поднесенными (мне:?) воспоминаниями. Никогда не забуду, что первым Моим полком были дорогие мои Чугуевцы».
МАРИЯ




Воспоминания участника боев под Чугуевом Александра Шадрина.

Шадрин Александр Павлович (28.08.1924 — 20.05.2003 г.) Уроженец г. Сердобск, Пензенская область.
С 1946 по 2003 год проживал в Москве. Фронтовик Великой Отечественной войны с Германией и Японией (1941-1945 гг.). Участник Сталинградской битвы в составе 24 гвардейской стрелковой дивизии 26 гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион. Участник боёв на 3-м Украинском фронте за освобождение г. Лисичанска, г. Чугуева, форсирование р. Северский Донец в составе 205 миномётного полка 9 артдивизии РГК. Участник войны с Японией (1945 г.) в звании командира взвода дивизионной артиллерии в составе 35-ой Армии РККА.

● Полностью, здесь!



О чугуевских евреях и их гешефтах.

В документах Чугуевского военного училища в Российском Государственном Военно-Историческом архиве хранится интересное дело об одном хитром способе отъема денег у юнкеров. Вот пара газетных вырезок из дела.
«Русское чтение», 20 марта 1912, №64
ПО РУСИ
Чугуев

«Отсюда пишут о возмутительных гешефтах, производимых евреями, обиравших юнкеров местного военного училища. Нуждающимся в деньгах вместо денег из еврейских магазинов под вывесками «Часовых дел мастер» отпускали в кредит, по высокой цене разные золотые и серебряные вещи, под условием, чтобы эти вещи юнкера несли к еврею Василевскому, где закладывали их по самой низкой цене и страшно высоким процентам. Конечно эти вещи никогда не выкупали, а потому Василевский, не дожидая срока выкупа, передавал их обратно в те же магазины и снова начиналось то же самое, т.е. покупка, залог и т.д. Такое круговое движение было очень выгодно для евреев, т.к. они с небольшим числом вещей могли производить крупные обороты без больших денежных затрат.
После производства юнкеров в офицеры эти хищники собирали, а то и взыскивали по разным, хорошо оформленным обязательствам свои долги. В Киеве и Вильне уже привлечены к ответственности по 13 и 1707 ст. угол. Улож. О нак. Евреи: Бланк, Лер, Кенигсберг, Подзельвер и др.; в Чугуеве, однако, что-то не слышно о каком-либо судебном следствии, между тем училищем было произведено подробное расследование этого дела, выяснено, кто и как эксплуатировал юнкеров, и было заявлено обо всем кому следует.»

Из Чугуева: В Чугуевском военном училище в 1911 году юнкерам, преимущественно старшего класса, из еврейских магазинов под вывесками «Часовых дел мастер» отпускали в кредит, по высокой цене разные золотые и серебряные вещи, под условием, чтобы эти вещи юнкера несли к еврею Василевскому, где закладывали их по самой низкой цене и страшно высоким процентам. Конечно эти вещи никогда не выкупали, а потому Василевский, не дожидая срока выкупа, передавал их обратно в те же магазины и снова начиналось то же самое, т.е. покупка, залог и т.д. Такое круговое движение было очень выгодно для евреев, т.к. они с небольшим числом вещей могли производить крупные обороты без больших денежных затрат.
После производства юнкеров в офицеры эти хищники собирали, а то и взыскивали по разным, хорошо оформленным обязательствам свои долги. В Киеве и Вильне уже привлечены к ответственности по 13 и 1707 ст. угол. Улож. О нак. Евреи: Бланк, Лер, Кенигсберг, Подзельвер и др.; в Чугуеве, однако, что-то не слышно о каком-либо судебном следствии, между тем училищем было произведено подробное расследование этого дела, выяснено, кто и как эксплуатировал юнкеров, и было заявлено обо всем кому следует.»



Ефим Абрамович Динерштейн.

Ефим Абрамович Динерштейн, доктор исторических наук, крупнейший теоретик и историк книжного дела, автор многих исчерпывающих монографий и сотен статей. С февраля 1943 г. Ефим Абрамович воевал на Юго-западном фронте в составе 20-й гвардейской стрелковой дивизии, которая была включена в состав 6-й армии. Во взаимодействии с другими соединениями дивизия вела оборонительные бои на реке Северский Донец, в районе городов Чугуев и Балаклея, выполняя задачу удержать Юго-западный фронт и остановить немцев.





Покровский храм

Община образована 20 декабря 2001.

Престольные праздники:
Покров Пресвятой Богородицы.

Священнослужители:
Протоиерей Петр Ильич Трачук.

Переведенные на другой приход священнослужители:
2003 Протоиерей Петр Ильич Трачук

О храме
1. В Писцовой книге г. Чугуева, составленной в 1647-48 гг. по распоряжению воеводы князя Якова Петровича Волконского, видим в Чугуеве уже 4 церкви: Соборную Преображенскую, две церкви Николая Чудотворца и церковь Рождества Богородицы, называемую так-же Георгиевской. По переписям 1710 и 1712 гг. видим, кроме этих четырех, ещё церкви: Рождества Христова и Успения Богоматери.

Увеличить-нажмите! code/Highslide JS


code/Highslide JS


code/Highslide JS


code/Highslide JS

2. Главный храм Чугуева на протяжении почти 3-х столетий был расположен в центральной части города. Древнейший деревянный Преображенский собор первые поселенцы строили всем миром в одно время с крепостными стенами и башнями. Он символизировал для них божественную защиту и надежду на то, что новая земля станет для них родным домом. В 1639 году постройка храма была завершена, а в 1640 — его освятили. Два придела храма были посвящены святым: пророку Илье и Михаилу Малеину,- ангелу-хранителю царя Михаила Фёдоровича (Романова), что обеспечивало храму особое покровительство. Об этом красноречиво свидетельствует царская грамота от 9 февраля 1641 года: «…по нашему указу послано на Чугуево в соборную церковь Преображения господня, да в придел ангела нашего Михаила Малеина книг печатных: устав, два октоиха, Евангелия толковые, 4 книги треффолои, требник, служебник, псалтырь рядовая…» Печатные книги в то время ценились очень высоко. А в грамоте от 28 мая 1644 года царь писал чугуевскому воеводе Ушакову, что в Чугуев послал колокол весом в 22 пуда. Был ли установлен колокол на первом Преображенском Соборе не известно. Но в марте того же года собор сгорел, а чуть позже чугуевцы просили обменять их разбитый колокол на новый. Возможно, это случилось во время пожара.

На месте сгоревшей Соборной церкви из дубовых брёвен была выстроена новая. Для её сооружения царь прислал 20 рублей денег с условием, что один из приделов должен по-прежнему именоваться в честь Михаила Малеина. По описи 1647 года церковь имела: «Божие милосердие, образы, и книги, и ризы, и колокола, строение государево».

В 1801 году здание подверглось переделке. Обветшавший купол заменили сосновым с железным позолоченным крестом. На деревянной колокольне в 1811 году находилось 4 колокола: 1-й — весом в 31 пуд 15 фунтов (более 500 кг), 2-й — весом 1 пуд 25 фунтов, 3-й — 4 пуда 20 фунтов, 4-й — 1 пуд 20 фунтов. Располагался Преображенский храм в северо-восточной части крепости, в массиве усадеб переселенцев, которые, очевидно, и составляли его приход.

В XYII-XYIII столетии Чугуевский собор отличался одним священным обрядом. Понимая особое значение крепости, в праздник Преполовения, всё духовенство городских церквей, с крестами и иконами, приходило в Соборную церковь. Отсюда, по окончании литургии, шли крестным ходом не на реку для освящения воды, а обходили вокруг крепостного вала три раза. Все жители Чугуева участвовали в этом ходе, вознося молитвы «о благодатном охранении города». Этот обычай, описанный Филаретом Гумилёвским в «Историко-статистическом описании Харьковской губернии», сохранялся вплоть до 1817 года. Приход Преображенского храма в 1811 году составлял 225 дворов: мужчин — 999, женщин — 1340, т.е. 2339 душ. Притч состоял из Благочинного священника — Николая Даниловича Наседкина, 50 лет; священника Алексея Даниловича Наседкина, 33 лет; священника Григория Яковлевича Фаворова, 68 лет, о котором сказано, что он «в читании и произношении проповедей не искусен». Исходя из того, что школьного и специального образования из них не имел никто, можно предположить, что священники были доморощенными, выделявшимися из среды самих прихожан. Причём часто из одной семьи. Кроме священников в церкви в 1811 году служили диаконы Я.Е. Анишов и Н.Е. Запоров, пономари С. Кузнецов и А.И. Наседкин.

Введение в Чугуеве военных поселений и проведение в связи с этим крупных государственных градостроительных мероприятий предрешило судьбу древнего храма.

В 1824 году, вследствие «высочайше» утверждённого проекта, древний Преображенский храм был упразднён: сосуды и ризница поступили в штабную, тогда Рождественскую церковь, а иконостас в Сороковскую Успенскую церковь (деревня Сороковка недалеко от Харькова); метрики с 1794-1824 г.г. хранились в Чугуевской Николаевской церкви. 4 июля 1826 года было освящено место и закладка нового каменного храма Покрова Пресвятой Богородицы. По всей видимости, основные работы по возведению здания были закончены к концу июля 1832 года. Отделка храма и изготовление внутреннего убранства продолжалось ещё около двух лет. Тридцать восемь икон для иконостаса маслом выполнил Иван Куликов, учитель рисования Харьковской губернской гимназии, а роспись стен внутри собора по штукатурке произвёл живописец Пётр Розетти. Культовая утварь (252 предмета) была закуплена военным министерством в Санкт-Петербурге.

22 ноября 1834 года был освящён придельный престол Андрея Первозванного, 23-го — Александра Невского, а 30 ноября самим епископом освящался основной престол Покрова Пресвятой Богородицы.

Но с открытием храма строительство его не прекратилось. В течение следующего десятилетия рядом с храмом возникла колокольня, которая соединялась с собором величественной колоннадой из 16 колонн, подобных тем, что и сегодня украшают здание.

В 1872 году колоннада была убрана, а на её месте построили тёплую церковь. В таком виде собор просуществовал до начала ХХ века, время от времени подвергаясь внешним и внутренним ремонтам.

Время «культурной революции» 1920-х годов нанесло серьёзный урон зданию: были разрушены барабан с куполом и верхние этажи, и шатёр колокольни. В 1945-1947 г.г. здание использовалось как жильё для военнопленных, строивших мост через р. Северский Донец, а позже в нём размещались различные хозяйственные организации. Внутренние росписи были утрачены безвозвратно. Облик здания, изменённый до неузнаваемости, частично восстановлен в ходе реставрационных работ в 1970-х годах. С 1984 года здесь находится картинная галерея работ Лауреатов премии имени И.Е. Репина.

3. В 2003 году распоряжением главы Харьковской областной государственной администрации Евгением Кушнаревым Покровской религиозной общине Чугуева был передан нижний храм Покровского собора. По словам настоятеля Покровского собора протоиерея Петра Трачука впереди предстоит сложный процесс оформления всех необходимых прав религиозной общины на здание собора, реконструкция собора, так как за время пребывания в нем картинной галереи здание пришло в плачевное состояние. Городские власти дали обещание осуществить поддержку, чтобы к празднику Покрова Божией Матери в этом году Божественная служба совершалась в главном храме собора. Чугуев — исконный казачий город, в котором праздник Покрова является одним из главных праздников.

4. 9 августа 2009г. в городе Чугуеве состоялась торжественная передача здания Покровского собора — памятника архитектуры — Покровской религиозной общине Харьковской епархии. На церемонии передачи собора присутствовали викарий Харьковской епархии, архиепископ Изюмский Онуфрий, глава Харьковской областной администрации Арсен Аваков, глава Харьковского областного совета Сергей Чернов, народный депутат Украины Дмитрий Шенцев, руководители местных органов власти.
По случаю передачи здания Покровского собора архиепископом Онуфрием в сослужении духовенства Чугуевского благочиния в одном из помещений Покровского собора, занимаемого картинной галереей, был отслужен благодарственные молебен. На молебне присутствовали все почетные гости. За деятельность, направленную на возрождение духовности в нашем народе, Церковными грамотами были награждены мэр города Чугуева Галина Минаева и глава Чугуевской районной администрации Юрий Прав.

5. 16 марта 2010г. в Чугуевском городском совете был утвержден Акт приема-передачи основных средств Покровского собора. Покровской общине г. Чугуева сооружение собора досталось от отдела культуры и туризма исполнительного комитета Чугуевского городского совета.
В течение месяца новый собственник обязан заключить охранный договор, так как здание Покровского собора является памятником архитектуры национального значения.
В данный момент в соборе силами религиозной общины проводится ремонт и реставрация, памятник архитектуры за время эксплуатации пришел в обветшавшее состояние.

Источник: http://www.pravoslavie.ua/monasteries/diocese-harkovskaja/433/

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!




Литература (PDF)


разное



Вот какие проблемы решали
чугуевцы 100 лет назад!


Жизнь императора Николая II в фотографиях


Видео
Чугуев старый. Название

Чугуевская былина Название

г. Чугуев, рассказ со старинными фото.Название

К юбилею школы № 2 г.ЧугуеваНазвание




Фотогалерея
архивных фото.

Фото с увеличением по клику.

Указ Императора о пожаловании Чугуевскому уланскому полку почетных серебряных Георгиевских труб - за подвиги во время заграничных походов против наполеоновской армии. Прокладка траншеи для орошения рисового поля в совхозе Чугуевского района. 1930 год.  Крестьянин одного из хозяйств за чисткой электромотора во время молотьбы. Чугуевский район. 1930 год.

Заведующий пасекой свиноводческого совхоза №5 (Чкаловское) Чугуевского района П.В. Штых и студентка Харьковского зоотехнического института Гальченко осматривают гнездовую рамку. 1943 год. Заведующий пасекой свиноводческого совхоза №5 (Чкаловское) Чугуевского района П.В. Штых и студентка Харьковского зоотехнического института Гальченко осматривают гнездовую рамку. 1943 год.




































































Песня Чугуевского юнкерского училища.




Архивные документы 1943 года.

























































Уникальные фото Кочетокской церкви
- до и во время реставрации

(с сайта kochetok.at.ua)










Из истории лесного хозяйства на Чугуевщине.
Вот так создавались кочетокские дубравы
и другие окружающие нас леса.











Чугуев. Планы города ХVIII - XIX веков.


● Посмотреть полный размер.






code/Highslide JS

Улицы Чугуева.

История нашего города, наполненная сложными и противоречивыми событиями, отразилась в названиях улиц. Некоторые меняли свое название 3-4 раза, причин тому было много. Первое серьёзное переименование, как и перепланировка города, были совершены с началом строительства военных поселений. Улицы и площади города назывались в соответствии с указом «О наименовании прилично главных улиц и площадей, существующих в селениях округов 1837 года», этот указ предписывал называть улицы в соответствии с их назначением, избегая названий «непристойных и неблагозвучных». Рекордсменом по изменению названий стала улица Гвардейская. Первоначальное название - Большая Офицерская, улица получила, так как её нагорная часть предназначалась для высших офицерских чинов. Для проживания офицеров были построены полутораэтажные здания, три из которых сохранились до сих пор. После отмены военных поселений улица была переименована в Дворянскую. В начале ХХ века улица получила новое название – ул. Гоголя, это название просуществовало до 1975 года. К 30-летию Победы улицу переименовали в честь 41-й гвардейской стрелковой дивизии, освободившей Чугуев в августе 1943 года.
Военные поселения принесли в город не только новые понятия, новые здания, но и новые названия. Главная площадь города названа Соборная. Позже площадь переименована в Дворцовую, т.к. на площади находился путевой царский дворец. Сейчас площадь носит имя Ленина. Покровский собор дал название не только площади, но и улице (Соборная) на которой находился вход в храм - сейчас это часть ул. Кожедуба. Но улица не сразу получила имя Кожедуба, после строительства бани она недолго называлась ул. Коммунальная. Вторая часть ул.Кожедуба (район КСК) называлась Конюшенная - на месте старого Дома Офицеров находились конюшни.
Площадь, которая располагалась на месте сквера перед РДК (Манежная площадь) и улица Манежная получили свое название благодаря рядом расположенному манежу. Он занимал место, на котором сейчас находится РДК. Манежей в Чугуеве было два, в отличие от манежа в центре города манеж, который находился в районе парка «50-летия СССР», был построен из красного кирпича. Благодаря этому улица Якира до революции носила название - Красноманежная.
Районы города, которые сейчас входят в черту города и называются: Преображенка, Осиновка, Зачуговка, Башкировка, Успенка не сразу стали частью города. Первоначально поселения группировались по традиции слободами. Первой населённой слободой Чугуева стала Нагорная, протянувшаяся до Никольских ворот, которые находились в районе современного краеведческого музея на Гвардейской улице, и население этой слободы должно было иметь свободный доступ в крепость в виде широких ворот в мощной шестиугольной башне. Слобода Подгорная после строительства на её территории Успенской церкви и приходского храма при Успенском мужском монастыре, изменила своё название и стала называться Успенка.
Первоначальное название Клугино-Башкировки – слобода Замостянская (на карте 1797года), позже Задонецкая (за рекой Донец) на карте 1817 года, а на карте 1890 года обозначены два села Клугиновка (по имени полковника Клугена) и Башкировка. Кирилловское городище близ рабочего батальона (ныне территория гимназии № 5) было названо в честь командира военно-рабочего батальона полковника Кириллова.
Осиновская церковь являлась границей между двумя слободами, левая часть от неё называли Калмыцкая, правая - слобода Осиновая. Калмыцкая слобода получила своё название благодаря своему населению. В начале 18 века слобода была заселена калмыками, участвовавшими с Петром I в Азовских походах.
В писцовой книге в 1647 году за рекой Чуговкой упоминаются две слободы – Казачья и Станичья, позже они стали одной слободой Зачуговской.
Конечно же, в рамках одной статьи невозможно рассказать обо всех улицах и слободах Чугуева. Если данная статья вызовет у читателей интерес, то тема может быть продолжена.
В архиве найдено "Постановою від 2 лютого 1919 року за № 2 у м. Чугуєві перейменовані наступні вулиці: Думська в Радянську, Харківська - вул. Каляєва, Миколаївська - К.Лібкнехта, Нікітінська - вул. Бакуніна і Миколаївський сквер у сквер Р. Люксембург". Но эти названия видимо не прижились.

И напоследок:
Современное/ Старое название улицы
1. Башкировская/ Лесная
2. Б. Хмельницкого /Каменоломная
3. Ворошилова/ Толмачёвская
4. Гагарина /Ветеринарная
5. Гвардейская/ (с 1975 г.) - Большая Офицерская;
- Дворянская (после отмены военных поселений);
- Гоголя
6. Горького /Верхняя Успенка
7. Демьяна Бедного /Винникова
8. Жадановского Объединила пер. Базарный и пер.Почтовый
9. Ул. Заводская с пер.Ворошилова Ганусовская
10. Зинченко /Школьная
11. Каляева /Юнкерская
12. К. Либкнехта (с 1919 г.)
(от ул. Харьковской до военкомата) Никольская, Николаевская
Думская, /Советская (1919)
13. Кирова Большая,/ Кладбищенская
14. Кожедуба (возле ДК «Пограничник») Конюшенная

15. Кожедуба (возле бани) Малая Офицерская

Соборная/ Коммунальная
16. Колхозная/ Ст. Преображенская
17. Кравцова /Куприяновская
18. Пл. Красная /Николаевская пл.
19. Куйбышева/ Каменная
20. Крупской /Гончаровская
21. Красноармейская /Кузнечная
22. Литвинова /Новосёловская
23. Леонова Садовая/ Театральная
24. Мухина/ Полевая
25. Октябрьской Революции/ Нижне Преображенская
26. Осиновская Рождественская/ Широкая Ворошилова
27. Пер. Орджоникидзе /Пановский пер.
28. Пирогова /Ярмарочная
29. Петровского/ Староверовская
30. Пролетарская/ Левашовская
31. Репина Изюмская
32. Речная Нижняя Успенка
33. Р. Люксембург (с 1920 г.) -Лавочная; Никитинская;
Бакунина (1919г.)
34. Руднева /Борисовская
35. Пл. Руднева/ Пл. Ковалевского
36. Пер. Свердлова/ Пер. Зароженский
37. Свердлова/ Рождественская Зароженская
38. Сквер Славы Волостная пл.; Театральная пл.
39. Соколова /Водолажская
40. Спортивная /Кострюковская
41. Фрунзе /Макашовкая
42. Харьковская Каляева (1919 г.)
43. Чернышевского/ Н. Садовая
44. Чехова /Батыревская
45. Шевченко /Лукашовская
46. Якира /Красноманежная
47. Пл. Ленина Дворцовая Соборная

Источник: http://vetal-2007.sitecity.ru/